Четверг, 7/04/2016 - 09:33 1220

Злата Раздолина: "Я никогда не восторгалась собой"

Ленинградка Злата Раздолина — удивительная, очаровательная, талантливая женщина. Непревзойденный композитор поэзии Серебряного века, «королева романса», певица, мать троих детей. Голос Златы любят во многих странах мира. Ее оригинальную, мелодичную музыку исполняют выдающиеся солисты, ансамбли и оркестры России, США, Европы и Израиля. Каждый ее концерт становится волнующим открытием для зрителей. В самом начале творческого пути, во время дебюта Златы Раздолиной на ленинградском телевидении, классик песенного жанра Василий Павлович Соловьев-Седой сказал о песнях юного композитора: «Какая свежесть и какая самобытность!» Сегодня о феномене Раздолиной говорят как об уникальном явлении в музыкальной культуре видные деятели культуры разных стран, а ее талант девочки-вундеркинда получил мировое признание. Мы начинаем разговор с нашей гостьей с рассказа о родителях, о детстве.

 

— Моя мама в свое время окончила Ленинградский университет, была филологом, литературоведом, — рассказывает Злата Раздолина. — Кроме того, она всю жизнь рисовала, но не смогла стать художником — помешала война. С раннего детства она жила в Павловске и рисовала только Павловск.

Ее акварели с видами павловского парка я использую в клипах своих песенна стихи поэтов Серебряного века. Любовь к Павловску, Петербургу, поэзии, Ахматовой, Цветаевой — все это у меня от мамы. Прошло уже десять лет, как мамы не стало… А папа у меня — военно-морской врач, он заканчивал в Ленинграде Военно-медицинскую академию. Он человек более

математического склада, но тоже всегда любил искусство, поэзию... и своих детей.

По словам родителей, девочкой я была золотой — послушная, почти никогда не устраивала родителям проблем, занималась музыкой, которую обожала, с четырех лет. Меня очень рано отдали в музыкальную студию, потому что мой брат и сестра тоже занимались музыкой. Я начала за ними повторять, что-то подбирать и плохо ставила руки. Мама очень испугалась, что я навсегда испорчу постановку руки и не смогу потом стать профессионалом. Я росла очень впечатлительной и эмоциональной и всегда плакала, слушая красивую музыку. Помню, я смотрела музыкальный фильм. Выхожу из кинотеатра, все вокруг смеются, а я плачу и не понимаю, почему плачу. Наверное, от ощущения какого-то музыкального экстаза… Я не понимала, что буду композитором, но уже в пять лет я стала сочинять маленькие песенки на стихи поэтов, которые я читала.

— Как родители отнеслись к тому, что у вас так явно начал пробиваться талант?

— Мои родители, хотя и учили меня музыке, не планировали, что я стану музыкантом и тем более композитором. Они хотели, чтобы я стала педагогом любой специализации (в школе я всегда была круглой отличницей), но я этого не хотела ни в какую. Я посещала кружок композиции в моей музыкальной школе Петроградского района, который вел Сергей Петрович Баневич, известный ленинградский композитор. Он сказал моим родителям, что они совершат преступление, если я не стану композитором, и что у меня явное композиторское дарование. Он решил мою судьбу, за что я ему безмерно благодарна, и мое среднее и высшее композиторское музыкальное образование, и вся моя музыкальная деятельность — его заслуга прежде всего...

По окончании музыкальной школы меня брали без экзаменов, как пианистку, в Музыкальное училище имени Мусоргского, но я хотела только на композиторское. А композиторское отделение было только в училище при Ленинградской консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова. Родители безумно волновались, как я пойду туда — девчонка, без всякой протекции. И я поступила! Мне было четырнадцать лет, я была младше всех, но в списке поступивших значилась первой, потому что лучше всех сдала вступительные экзамены. Это было самое важное для меня — то, что был сделан правильный выбор. Так началась моя карьера, мой жизненный путь. 

— Не секрет, что многие талантливые дети, становясь взрослыми, не раскрывают свой дар. Каково вам было чувствовать себя вундеркиндом и что помогло вам сохранить и развить свой талант?

— Мои родители никогда из меня не делали вундеркинда, за что я им очень признательна. Они понимали, что у меня есть музыкальный дар, но никогда никто не фетишизировал эти данные. Главное, что выйдет из ребенка, а не то, что он умеет сейчас... Наоборот, ко мне всегда предъявляли очень строгие требования, хотя они меня безумно любили и баловали. Наверное, мне еще помогло постоянное недовольство собой. Я никогда не была влюблена в себя, никогда не восторгалась собой. Это сейчас я люблю на концертах пошутить о том, какая я красивая и талантливая, — такая игра, имидж такой. А по-настоящему только и делаю, что ищу недостатки в себе, хотя и признаю (наконец!), что у меня свой музыкальный почерк и оригинальная музыка. Во всяком случае больше не краснею, когда мою музыку и мое исполнение серьезно отмечают. За всю свою жизнь я получила огромное количество лауреатств, грамот, премий, включая награды не только как автора-исполнителя, но и композитора музыки к фильмам, спектаклям и прочее... Сейчас я уже понимаю, что нужно объективно себя оценивать и, в конце концов, знать себе цену, ведь скромность — это путь к неизвестности, как сказал кто-то из великих. 

— Ваше детство было наполнено только музыкой?

— В основном, да, но находилось место и для учебы, и для книг, и для друзей. Мое счастливое детство омрачало лишь то, что я была болезненным

ребенком. Да и откуда взяться здоровью, когда весь день сидишь за инструментом? Я не носилась с девчонками и мальчишками, редко бегала по лужам, как все дети. На первом месте была музыка, потом учеба, а потом уже все детские радости.

— Вы говорили, что любовь к поэзии привила вам мама?

— Она читала мне очень много стихов с раннего детства, в том числе поэзию Серебряного века. Но к тому, чтобы на эти стихи писать песни, я пришла сама. Мама не давала мне такого совета. Она, видимо, считала, что это что-то святое, то, к чему нельзя прикасаться. Но, когда я сочиняла, она всегда мне помогала и говорила, что ей нравится, а что нет, что оригинально, а что не очень. У меня было много учителей, известных композиторов, но мама была моим главным учителем, хотя она не знала нотной грамоты. Удивляюсь, как она понимала даже симфоническую форму. Музыкальность в моих генах от мамы и от ее рода — прабабушка пела, бабушка обладала абсолютным слухом и играла на скрипке...

— Какие поэты стали вашими первыми соавторами?

— Начинала я с того, что писала песни на стихи ленинградских поэтов. Первым был Вадим Сергеевич Шефнер, который приехал ко мне в гости со своей женой Екатериной Павловной. Мне было пятнадцать лет. Перед этим моя мама написала ему письмо: «Вадим Сергеевич, моя дочка написала на ваши стихи три песни», а к моменту его приезда их было уже тридцать. Шефнер сидел совершенно ошарашенный, со своей очаровательной супругой они слушали мои песни. После прослушивания Вадим Сергеевич мне сказал: «Вы можете сейчас просто мне сыграть вашу музыку, но не пойте. Может быть, мои стихи таким волшебным образом на меня влияют, что мне ваша музыка кажется очень красивой. Я всегда считал, что у меня стихи не музыкальные, об этом мне говорили все композиторы и поэты. И вдруг я слышу такие стихи, такую музыку, так все сочетается! Ничего не понимаю». Я ему сыграла все от начала до конца без его стихов. Он сказал: «Да, у вас действительно волшебная музыка. Мои стихи ни при чем». Так началась наша большая творческая дружба. Шефнер дарил мне свои книги, мы с ним сотрудничали, выступали на его творческих вечерах в Ленинграде. Потом появился в моей жизни замечательный поэт и человек Михаил Александрович Дудин, с которым я тоже много выступала. Он приходил ко мне домой, мы дружили, он обожал мою маму. Евгению Евтушенко тоже очень понравилась моя музыка на его стихи. Льву Куклину, Алексею Маркову, Вячеславу Кузнецову, Семену Ботвиннику, Юрию Красавину и многим другим замечательным поэтам тоже... Жаль, что многие из них уже не с нами, но поэзия жива, и песни исполняют. Недавно удивительная Юнна  Петровна Мориц услышала мои песни на ее стихи «Походил со мной на базары» и «Не печалься, мой малыш», ей тоже очень понравилось. Я люблю, когда поэты счастливы после прослушивания моих песен на их стихи. А главное, я люблю, когда счастлива публика на моих концертах!

— Ваше музыкальное прочтение поэзии Анны Ахматовой высоко оценено и прессой, и деятелями культуры. Ведь именно ваш «Реквием» на стихи Ахматовой был признан лучшим Всесоюзной Государственной комиссией по празднованию 100-летия великого поэта и исполнен в Колонном зале на торжественном юбилее. С чего началось ваше обращение к ее стихам?

— Когда мне было двадцать лет, обо мне сняли на ленинградском телевидении документальный фильм «Песни Златы Раздолиной», посвященный моей работе в театре. В то время я буквально залпом написала музыку к десяти спектаклям Ленинградского государственного театра драмы и комедии на Литейном. Режиссером этого фильма была Зоя Федоровна Могилевская. После съемок она мне сказала: «Мне, конечно, очень нравятся ваши песни на стихи ленинградских поэтов. Все замечательно. Но мне кажется, вы созданы для большего. Не взять ли вам поэзию Серебряного века? Ахматову, Цветаеву? Не положить ли на музыку?» Я ответила: «Да что вы, Зоя Федоровна, это святое. До этого вообще нельзя дотрагиваться. Это такая поэзия, которая сама по себе гениальна. Тут ничего нельзя добавить». А она: «А вы попробуйте! Я уверена, что у вас получится». И я взяла томик Ахматовой и, не отрываясь, написала несколько десятков романсов и песен на ее стихи. Это был настоящий всплеск, совершенный «улет», и я бесконечно благодарна Зое Федоровне за ее предвидение.

— В фильме «Цветы для Эдуарда Хиля» большой знаток поэзии и бессменный директор музея Ахматовой в Фонтанном Доме Нина Ивановна Попова говорила о том, что многие композиторы писали и пишут на стихи Ахматовой, но только Злата Раздолина смогла по-настоящему раскрыть в своей музыке поэзию Ахматовой и только музыка Раздолиной адекватна поэзии Ахматовой…

— Я безмерно рада, когда так же говорят и о моем прочтении поэзии Марины Цветаевой. И о поэзии Игоря Северянина, что я для многих ее открыла. Мои танго, вальсы соответствуют фривольному содержанию его поэзии, и они раскрывают эти стихи. Мой романс «Ананасы в шампанском» называют лучшим из множества написанных музыкальных версий на эти стихи. Я, обращаясь к великим поэтам, прикасаюсь к великому. Многие пишут, что я не только его не испортила, но даже обрамила, внесла дополнительные краски, душу.

— Что означает для вас найти свое предназначение?

— Я однозначно нашла свое предназначение. Другой вопрос — насколько я в этом преуспела, чего добилась и чего не добилась. Можно с двух сторон посмотреть на один и тот же предмет — стакан, к примеру, — и сказать, что он наполовину полон или наполовину пуст. Я стараюсь всегда смотреть на вещи позитивно, потому что в наш сумасшедший век, который, к сожалению, во многом лишается важных моральных основ, нужно все-таки оставаться самой собой. Писать ту музыку, которую я пишу, петь на стихи тех поэтов, которых я люблю, в тех залах, в которых я пою, с любимыми артистами и оркестрами, видеть вдохновенные глаза зрителей, слышать овации, уходить со сцены с «неподъемным» количеством цветов, все это — большое творческое и человеческое счастье.

— Есть ли у вас чувство ответственности перед людьми, перед публикой, которая вами восхищается?

— Да, безусловно. Иногда мне кажется, что все так тяжело, и, может, уже надо отдалиться от этого всего, отстраниться от этой борьбы за свое слово в искусстве. И тогда я вспоминаю тех людей, которые мне пишут каждый день и на Facebook, и на почту, и на мой сайт, приходят на концерты, дарят цветы, посвящения, подарки… Вспоминаю и эти взгляды, и эти слезы. Конечно, я могу отстраниться, но тогда я предам их. Дорогу осилит идущий. Пока я могу, я буду идти, хотя иногда эта дорога бывает очень крутой. Иногда легче сойти с нее, чем подниматься по ней, но... музыка зовет!

— А что является для вас источником вдохновения?

— Вдохновение — это и жизнь, и любовь, и дети, и природа, и поэзия, и искусство. Красивая встреча, доброе слово, красивое стихотворение, картина, пейзаж — все вдохновляет в этом мире. Главное — быть в том состоянии, в котором ты еще можешь вдохновляться, находиться в потоке вдохновляющих вибраций. Когда я пишу музыку, я нахожусь в светлых вибрациях, принимаю этот поток энергий. По большому счету мне иногда кажется, что это не я пишу музыку, а кто-то мне ее посылает, я только проводник. Мне спускают эту музыку, когда я вибрирую на нужной частоте. Если я нахожусь в этом «ключе», я ее принимаю. А если я чем-то расстроена или обозлена, то это все мешает. Для каждого человека важно находиться в своем ключе, слышать свою струну. Музыка для меня — это моя жизнь. Первые шаги, первые концерты, когда меня начали исполнять десятки исполнителей, среди них — Эдуард Хиль, Нани Брегвадзе, Нина Шацкая, Ольга Кабо, которые определили мой путь. В моем репертуаре — пятнадцать концертных программ. По-настоящему я живу в мире звуков, мелодий, образов, в своем мире. И постоянно у меня появляются совершенно новые веяния. Те же самые романсы, которые я вчера пела как классические, сегодня я исполняю в джазовом ключе, с саксофоном, и нахожу совершенно новые краски. Пока мы создаем новое, мы остаемся молодыми и в искусстве, и в жизни...

— Мы с вами уже затронули тему счастья. В чем заключается счастье

для вас?

— Счастье — это когда ты понимаешь, что тот божественный образ, который тебе Всевышний дал, тот потенциал, которым он тебя наградил, ты не растратил впустую. Несмотря на все трудности, на все безумные катаклизмы и парадоксы нашего сумасшедшего мира, ты смог что-то с этим потенциалом сделать, раскрыть себя и свои способности и дарить любовь к этому миру. Если ты смог это пронести сквозь все тернии, то ты счастливый человек.

— А женское счастье вы обрели?

— Когда я только собиралась быть композитором и поступила в училище при консерватории, первый мой педагог, женщина-композитор, Галина Ивановна Уствольская мне сказала: «Златочка, вы понимаете, на что вы обрекаете себя?» От этих слов я была в шоке. Как это — на что я себя обрекаю? Поступила в училище, все замечательно. У меня проходной балл был выше всех. И музыка моя замечательная, и я сама молодец. Но она продолжала мне говорить: «Вы понимаете, Златочка, у вас все хорошо в жизни. Вы такая умная, хорошо учитесь по всем предметам. Вы талантливый композитор, но вы даже не представляете себе, что будет с вами дальше». Я спрашиваю: «Что же будет, Галина Ивановна, расскажите». «А дальше вы будете этим заниматься, как обреченная,  и разрываться, как проклятая, между вашей профессией, вашим талантом и между вашей любовью, семьей, детьми, вашими обязанностями. У вас будет раздвоение, вы будете жить как на пороховой бочке. Как соединить несоединимое? Как не разойтись “по дороге” с мужем, не оставить мир звуков и образов?» Мне было трудно это понять в четырнадцать лет, и я сказала: «Даже если это будет так, я все равно туда пойду». Как писал мой дедушка в стихотворении, посвященном моей бабушке: «И там, где ты, пусть будет адом, Я все равно с тобой хочу!» Он не был поэтом, просто писал стихи. А я ничего не могла с собой сделать, это было выше меня. Нас выбирают, нам дают этот талант, и мы ничего не можем сделать. Как писала Марина Цветаева, «если голос тебе, поэт, дан — остальное взято». Это правда, многое взято. И во многом творческие люди беспомощны, как дети. Никто не понимает почему. Вроде бы нормальные люди, руки, ноги есть, но мы беспомощны, потому что работает другое полушарие мозга, и цели в жизни у нас совершенно другие. Нам очень трудно быть в нормальной жизни счастливыми, трудно преуспевать, если нет опоры, друга, который положит свою жизнь к твоим ногам. Я очень признательна своему мужу, который много сделал для меня и моей карьеры. Я мало нахожусь дома, все время в разъездах, в разных точках земного шара, и он это понимает, жертвует очень многим, как и трое моих уже выросших детей. Это все дается большими трудами. Ты все равно платишь за это большую цену. Ничего не дается бесплатно. Или ты жертвуешь личной жизнью, или какими-то отношениями, или благами. Ты всегда, постоянно чем-то жертвуешь. Когда женщина все имеет и при этом ничем не жертвует — это редкость, с которой я не встречалась лично...

— Чем приходилось жертвовать вам?

— Многим. Когда дети были маленькие, приходилось жертвовать гастролями. И наоборот, когда я уезжала на гастроли, я покидала своих детей. Нужно было давать им тепло, а я не могла, я была где-то далеко со своими музыкальными делами. Поэтому сегодня я понимаю Галину Ивановну, она мне сказала правду. Но ни тогда я не могла ничего изменить, ни сейчас. Я иду дальше по тому же самому пути, каким бы он ни был тернистым и трудным, потому что есть призвание, предназначение, есть высшая сила, управляющая этой жизнью. И, безусловно, преступление перед собой и всеми — изменить своему призванию, своему таланту. Хотя многие это делают просто потому, что они не выдерживают всего этого напряжения и сдаются...

Я счастливая женщина. Хотя бы потому, что другая на моем месте могла бы вам ответить «нет», и она бы тоже была права, и нашла бы для этого много причин. А я нахожу причину сказать «да». Надо позитивно смотреть на вещи. Если мы смотрим на жизнь не позитивно, она нас так же будет в дальнейшем разочаровывать. Надо настраивать себя на позитивный лад, и тогда жизнь нам откликнется со своей самой благодатной стороны. Подобное притягивает подобное...


Елена Ерофеева-Литвинская
Писатель, поэт, журналист, член Союза писателей России и Союза писателей ХХI века
Все статьи автора Хочу стать автором
ХОТИТЕ СТАТЬ АВТОРОМ?
Отправьте нам свою статью
Стать автором

Календарь событий

12 ноября 2015
ReForum 2015

Энергия лидерства на ReForum «Winning The Hearts» 2015

Подробнее
23 августа 2015
«Галчонок» зовет дружить

23 августа 2015 года, в саду «Эрмитаж» пройдет единственный в России инклюзивный благотворительный семейный фестиваль «Галафест».

Подробнее
23 апреля 2015
Мастерская "Осознанность: смелость быть собой"

Чтобы найти свое любимое дело, надо сначала найти себя. Чтобы найти вторую половинку, надо сначала найти первую. Как и иностранный язык, себя можно изучать годами.

Подробнее
20 марта 2015
Константин Батынков. Proкосмос

Хороший художник сочиняет собственный космос

Подробнее
УЗНАВАЙ ПЕРВЫМ самое интересное
Подпишись на рассылку
Подписаться
Войдите на yasok.ru,
чтобы получать обновления
Вы можете войти с помощью:
Или как пользователь сайта yasok.ru:
Зарегистрируйтесь на yasok.ru,
чтобы получать обновления
Вы можете зарегистрироваться с помощью:
Или как пользователь сайта yasok.ru: