Четверг, 11/02/2016 - 11:18 2223

Варвара Визбор

Так бывает, что наше, казалось бы, поражение оборачивается победой. Это произошло с певицей Варварой Визбор, внучкой знаменитых бардов, кумиров не одного поколения, Юрия Визбора и Ады Якушевой. На слепом прослушивании телевизионного шоу «Голос», когда Визбор спела песню своего деда «А зима будет большая», к ней не повернулось жюри, но зато повернулись все зрители Первого канала и те, кто сидел в зале, наградив ее самыми бурными аплодисментами. Так, как аплодировали Визбор, не аплодировали никому из участников. Варвара не могла не вызвать зрительских симпатий — настолько она открытая, искренняя, естественная, гармоничная. С ней очень легко общаться, и нашу беседу мы начали с разговора о ее дедушке и бабушке.

 

— Как вы относитесь к тому, что ваши дедушка и бабушка были известными людьми, которых помнят и любят до сих пор?

— Конечно, я горжусь тем, что у меня были такие дедушка и бабушка. Но для меня дед — такой же Юрий Визбор, как и для всех. Мое восприятие деда, наверное, не отличается от тех, кто его знал, ведь мы с ним не встретились, разминулись во времени. Он умер за год до моего появления на свет, поэтому я могу лишь копить некий фольклор о нем, по рассказам тех, кто его знал, мамы, близких друзей деда, с которыми мы продолжаем дружить. Дед был добрым человеком, судя по тому, сколько добрых воспоминаний о настоящей мужской дружбе, о взаимовыручке он по себе оставил. Рассказывают, что он умел общаться с самыми разными людьми искренне и открыто. Можно заехать в какую-нибудь деревеньку, где он бывал, и точно найдется какая-нибудь тетя Маня, которая скажет: «Вот Визбор — наш человек». С командой Сергея Яковлевича Никитина я ездила в Кизему, где дедушка работал в школе по распределению после педагогического института. Его послали туда как учителя русского языка и литературы. Но, оказавшись там, он обнаружил, что учителей не хватает, и стал преподавать и физику, и химию, и математику, и даже физкультуру.

Я наслаждаюсь творчеством Юрия Визбора и Ады Якушевой, как и многочисленные их поклонники, и для меня не стоит вопрос, как относиться к тому, что они были знаменитыми. Это настолько естественно, что я не говорю себе: «Я буду другой» — или наоборот — «Я продолжатель, я несу нечто великое». Ни того, ни другого нет. Кроме слова «естественность», ничего в голову не приходит. У нас совершенно антипафосная семья, мы с братом, как истинные дети 90-х, росли в рваных колготках, и все такое...

Бабушку мне посчастливилось застать. Я очень любила к ней приезжать в ее уютный уголок на проспекте Мира. Бабушка была с большим чувством юмора, очень добрая. Она не шутила специально, просто все, что она говорила, было невероятно смешно и остроумно. У нее был просто сумасшедший юмор! Такой житейский, понятный и разный… Мне кажется, ее стихи хороши тем, что рассказывают настоящие истории. Бабушка очень смешно реагировала на мои аранжировки своих и дедушкиных песен. Мы с братом в юности выступали вместе, она слушала и говорила: «Ого! Это моя песня?» В смысле: «Неужели?! Молодцы!» Поддерживала. Мне кажется, она осталась по-хорошему в своем времени, с его ценностями и привычками. Бабушка очень любила готовить. Когда я звонила ей и говорила, что приеду, она сразу же начинала печь пышки с яблоком, очень вкусные. Всегда у нее был горячий чай с заваркой, и она спрашивала меня, сколько мне положить сахару. С бабушкой всегда можно было посоветоваться, но она никогда не давила на меня в плане воспитания. Главное наследство, которое мне оставили дедушка и бабушка, — доброе отношение к людям.

— Как вы пришли к песням Юрия Визбора и Ады Якушевой и чем они вам дороги?

— Я услышала их песни в подростковом возрасте, еще не зная, что это песни дедушки и бабушки, сама, не от родителей. Мне они очень понравились, и я стала узнавать, что это за песни и где можно найти слова. Оказалось, что песни, которые мне так нравятся, — песни Юрия Визбора и Ады Якушевой. Я потребовала от родителей выдать мне записи, которые хранились в нашей семье. Ни время, ни актуальность, ни современность не важны. Самое главное в дедушкиных песнях — доброта, а это то, что всегда ко времени. А бабушкину песню «Если б ты знал» я пою ради этой фразы:

Если б ты знал

И если б ты имел все время в виду,

Что в этом доме даже лестницы ждут

Тебя зимой и летом.

Все, мне больше ничего не надо от этой песни, только вот эта строчка: «…в этом доме даже лестницы ждут».

Песни отзываются каждой клеточкой. Они разные. Есть юморные или, наоборот, трогающие до глубины души. Эти песни помогают жить. Но я исполняю не только их, у меня обширный репертуар. Слушатели старшего поколения, помнящие Юрия Визбора, на концертах всегда подпевают, а молодые всегда принимают эти песни очень хорошо и тем самым приобщаются к творчеству Визбора и Якушевой, открывают его для себя, и это прекрасно.

 

Фото Тимофея Лебедева

 

— Каким было ваше детство?

— Вообще я склонна к ностальгии и много думаю о прошлом, часто вспоминаю детство. В детстве, да и сейчас меня привлекала природа — заброшенные, обветшалые, уединенные места — и животные: собаки, кошки, лошади, ящерицы, рыбки. У нас с братом была собака — стаффордширский терьер Ядвига, которая любила висеть на нижних ветвях деревьев, чем поражала прохожих, — и кот Прохор. Это мои верные друзья с детства. Их, к сожалению, уже нет, но они всегда в моем сердце, мои любимцы. В Тверской области, в деревне Поповка, у нас был домишко, сейчас он совсем обветшал. Хотя я родилась в Москве, одно из моих мест силы — этот домишко. Наш участок был с краю, с видом на поле и дальше на лес. А с другой стороны тянулась песчаная дорога, и за ней, за полем текла река Хотча, тихая, с прозрачной торфяной водой. Летом мы там проводили несколько недель. По-разному бывало. То дожди зарядят, и ты в этих галошах, никуда не выйти, топчешься вокруг печки. А бывали и хорошие денечки. На участке раскладывали палатки, когда приезжала вся семья: в доме не особо много было места. Когда надо наполниться, если внутри пусто, я сажусь и представляю себе нашу дачу, где я проводила детство, бродила по лесам и полям с моей любимой собакой.

Из детства у меня любовь к прогулкам в одиночестве. До сих пор я люблю гулять одна. Сейчас, правда, муж не очень-то отпускает. Когда училась в школе, до и после школы я гуляла с собакой. Думаю, многие меня поймут: в школе бывают неприятные моменты. Так вот, я всегда знала, что после уроков приду домой и пойду гулять с собакой. Мы гуляли, и все мысли — и плохие, и хорошие — испарялись. Голова освобождалась. Люблю это ощущение до сих пор.

Училась я в обычной школе, рядом с домом, и училась плохо, потому что не понимала, во всяком случае в начальных классах, зачем все это нужно. Хотя я в детстве была жаворонком и думала, что после 12 ночи, до которых я никогда не досиживала, наступает какой-то другой мир, по утрам было очень тяжело. Не хотелось вставать, одеваться, идти в школу. На уроках я спала. Что нравилось — так это уроки ОБЖ, но вовсе не потому, что на них можно было расслабиться и безнаказанно ничего не делать, а потому что окна класса выходили на сторону Сухаревской площади, где стоит церковь и когда-то возвышалась знаменитая Сухарева башня. Мне всегда казалось, что там обитают исторические призраки и духи, потому что от этих мест веяло древностью и чем-то очень таинственным.

А к выпускным классам как-то подобрались хорошие учителя, они внушали большее доверие, было интересно их слушать. Неожиданно у меня хорошо пошли история и литература. Родительского гнета я не испытывала, а вот своевременную поддержку ощущала. Родители были сами по себе, а мы с братом — сами по себе. Никто никем не занимался, как многие в то время. Но в ответственные моменты они включались, и мы это чувствовали.

 

Фото из семейного архива Варвары Визбор

 

— Как вы стали заниматься творчеством?

— В детстве я попросила отдать меня на танцы, но, когда мы пришли в Дом творчества, мне сказали, что уже поздновато, а мне было лет семь. В результате я научилась танцам уже в институте, и почему-то это не было поздно. На втором курсе появился джаз-танец, и я улетела. Играет джаз, человек танцует, что может быть лучше? Это моя большая любовь — соединение музыки и движения. Но меня до сих пор удивляет, почему в семь лет мне было поздновато начать танцевать. Поэтому я пришла в соседний зал, там был хор, там я и осталась. В хоре я пела все десять школьных лет. Это была моя отдушина после физики и математики, в которых я ничего не понимала. Когда подрос Юра, мой брат, мы стали петь вместе: я пела, а он играл. Сначала пели дома, потом решили петь для зрителей и начали выступать в клубах. Это было начало моей учебы в институте — я окончила Щукинское училище, — а одновременно я познакомилась с джазовыми музыкантами Сергеем Хутасом, Женей Борец. Так родился проект «Визбор V. S. Хутас», мы были вместе пять лет, выпустили альбом «Земляника». А этим летом появился проект «Варвара Визбор». Название альбома — по песне Дмитрия Сухарева и Виктора Берковского, но не только поэтому. Слово «земляника» произошло от старорусского «земляница», то есть растущая близко к земле. В нашем случае эта близость к своему языку, русским корням. Земляника очень вкусная, душистая, но при этом дикая и достаточно редкая, особенно для жителей городов. Мне кажется, что и в нашем творчестве есть что-то такое, чего не хватает людям в их сверхбыстрой современной жизни, чего не хватает и мне самой.

— Кто ваши родители, чем они занимаются?

— Матушка моя — журналист, она пошла по стопам своих родителей, Юрия Визбора и Ады Якушевой. В первую очередь Юрий Визбор считал себя журналистом, это была его главная профессия. Но маме пришлось, как я понимаю, достаточно тяжело на этом пути, потому что у людей были всякие предрассудки. Ей говорили: «Нам династии не нужны, у нас не завод». Почему-то в их представлении династия могла быть только рабочей. Она стала журналистом, скорее, вопреки обстоятельствам, нежели благодаря. И я понимаю, что журналистика — ее настоящая любовь. Она уже долго работает на Радио России, больше 20 лет, ведет прямые эфиры с разными гостями, новостные программы. Помню классные моменты, связанные с тем, когда она работала в Останкино. Мы туда с братом приходили, и это был праздник. Радостно было видеть, как крутятся бобины, как делается монтаж, режется лента, а самое главное, мне иногда доверялось нажать большую кнопку «стоп». Атмосфера была в Останкино чудесная. До сих пор мне там очень комфортно. А Останкинский пруд, наверное, самое важное мое место силы в Москве. В детстве я жила неподалеку и часто приходила сюда гулять со своей собакой. Мы приходили утром и встречали рассвет. А вечером здесь никого не было, что мне очень нравилось. Все мои мечты, и музыкальные в том числе, рождались именно здесь.

С мамой у меня замечательные отношения, хотя мы совсем разные. Например, я люблю, когда природа бушует, люблю грозу и мрак, а мама очень этого боится. Но, несмотря на наши различия, я постоянно ощущаю ее поддержку и настоящую дружбу. Когда мне необходима помощь, мама всегда рядом. И папа тоже, я, вообще-то, папина дочка. Папа — экономист, очень любит музыку, литературу, природу, спорт. Именно папа в детстве отдал меня в секцию тэквондо, я там была одна девочка среди мальчишек. Хотя у меня был только желтый пояс, это вроде как ничего не значит, но все равно меня туда водили. Из спорта моя любовь к движению, танцам, к преодолению себя. Папина спортивная подготовка очень пригодилась мне во время недавней поездки на Урал, где мы снимали клип о 40-х годах, о женщинах тех лет, работавших в тылу, благодаря которым, может быть, наша страна и выжила. Для съемок мы в течение полутора часов поднимались в гору, по снегу, через огромные сугробы. Было такое ощущение, что твои ноги идут сами по себе, подворачиваются, выворачиваются, и ты уже не отдаешь себе в этом отчета. Когда мы покидали Урал, в аэропорту я буквально ревела — так не хотелось возвращаться в Москву, хотя мы работали в суровых условиях. В Москве тяжело по-другому. Не хватает простоты. Если бы у меня была такая возможность, я бы жила в деревне. На Урале я управлялась с лошадью, с повозкой, ехала на лошади по лесу, общалась с собаками и кошками. Чистый воздух, тихо, никаких звуков — это счастье! Мне в Москве очень нравилось до пробок. Застала я это время. Тяжеловато, что здесь очень высокий темп жизни. Это настоящий мегаполис. Но зато очень приятно, что меняются и становятся лучше и уютнее простые уголочки для прогулок, которые я так люблю.

— Почему вы решили участвовать в шоу «Голос»?

— Мне очень понравилось это шоу. Я посмотрела второй сезон и пришла в восторг, потому что увидела там не просто замечательных вокалистов, но и почувствовала, что что-то очень интересное кроется внутри, чего не показывают. Захотелось это испытать на своей шкуре, потому что я обожаю организацию, как ни странно, и очень тяготею к тому, чтобы все было четко. Это тоже от папы. Мне очень нравится, когда люди понимают цену вот этих мелочей, из которых строится большее. И это на 100% относится к команде «Голоса» во главе с Юрием Викторовичем Аксютой. Чтобы организовать такое, надо вложить всю душу, всю любовь к профессии, приложить все усилия. Мне кажется, это один из лучших проектов нашего телевидения.

— Что вы почувствовали, когда жюри к вам не повернулось?

— О том, кто будет в жюри, мы узнали чуть ли не за день до съемок. Я узнала, видимо, позже всех, потому что все надо мной смеялись, шутили, что я еще ничего не знаю. Было много волнений и переживаний. Я понимала, что может никто не повернуться, и это нормально. И я просто сказала себе, что мне нужно получить максимальное удовольствие от этого момента выступления, каким бы ни был результат. Собственно говоря, так и получилось. Надежда, конечно, присутствовала, и если в начале песни ее не было совсем, то постепенно она нарастала. А когда в середине выступления у меня промелькнуло ощущение, что, наверное, не повернутся, я как-то расслабилась и поняла, что все, без проблем, я просто буду петь людям. Там же собирается замечательная аудитория. Видишь живые глаза людей, чувствуешь живое дыхание зала, и это привычные ощущения, когда на концерте ты общаешься со слушателями. Я почувствовала себя в своей тарелке, перестала делать ошибки от волнения и запела гораздо лучше. Я почувствовала дыхание людей, их внимание, и мне сразу стало легко. Когда песня закончилась, и жюри не повернулось, я пережила этот момент вместе со зрителями и не чувствовала себя одинокой. Поддержка людей — сначала тех, кто сидел в студии, а потом и тех, кто смотрел телевизор, — стала неожиданностью. Даже не хватило времени проанализировать то, что произошло. Пожалуй, я просто восприняла все как огромную радость. Мне кажется, даже неудача — это опыт, который стоит воспринимать максимально позитивно. Без опыта мы не будем теми, кто мы есть. Я еще по училищу помню: самые яркие провалы, которые казались настоящим крахом, всегда оборачивались тем, что привлекали внимание к другим вещам. Открываются другие ходы, ты переживаешь, а через переживание понимаешь какие-то новые вещи. Ты бы без неудачи их не понял никогда. Ты бы их даже не заметил. В общем, к неудачам надо уважительно относиться. Ведь они, возможно, принесут пользу. И верю я не столько в удачу, сколько в силу дела. Мне кажется, если человек занимается любимым делом, то в какой-то момент ему должно сопутствовать нечто особенное.

 

Фото Олега Шаронова

 

— Что важно для вас в жизни?

— Для меня очень важно, чтобы люди, окружающие меня, были добрыми, неагрессивными, целеустремленными. Ценю настоящие вещи.

— Чувствуется, что вы позитивный человек. Вы как-то настраиваетесь на предстоящий день?

— Ничего специального. Бывает тяжеловато вставать. Мне иногда важно просто отдернуть штору и увидеть свет. Когда я занималась йогой, мне показали такое движение смешное — лежа на спине, поднимаешь руки и ноги вверх и начинаешь ими трясти. Утром, еще как следует не проснувшись, можно сделать такое упражнение, сколько сможешь, минуту, две. На каждом этапе жизни приходят какие-то вещи, приемы для пробуждения и настройки на день, и здорово искать их для себя. В одном возрасте это одно, в другом — другое. Никакой мантры из серии «Нужно думать о хорошем, настраиваться на позитив» у меня нет. Моя жизнерадостность от природы.

— Много ли вам нужно для счастья?

— Совсем немного. Чтобы любимый человек был рядом со мной.

 

Заглавное фото Татьяны Волоховой


Елена Ерофеева-Литвинская
Писатель, поэт, журналист, член Союза писателей России и Союза писателей ХХI века
Все статьи автора Хочу стать автором
ХОТИТЕ СТАТЬ АВТОРОМ?
Отправьте нам свою статью
Стать автором

Календарь событий

12 ноября 2015
ReForum 2015

Энергия лидерства на ReForum «Winning The Hearts» 2015

Подробнее
23 августа 2015
«Галчонок» зовет дружить

23 августа 2015 года, в саду «Эрмитаж» пройдет единственный в России инклюзивный благотворительный семейный фестиваль «Галафест».

Подробнее
23 апреля 2015
Мастерская "Осознанность: смелость быть собой"

Чтобы найти свое любимое дело, надо сначала найти себя. Чтобы найти вторую половинку, надо сначала найти первую. Как и иностранный язык, себя можно изучать годами.

Подробнее
20 марта 2015
Константин Батынков. Proкосмос

Хороший художник сочиняет собственный космос

Подробнее
УЗНАВАЙ ПЕРВЫМ самое интересное
Подпишись на рассылку
Подписаться
Войдите на yasok.ru,
чтобы получать обновления
Вы можете войти с помощью:
Или как пользователь сайта yasok.ru:
Зарегистрируйтесь на yasok.ru,
чтобы получать обновления
Вы можете зарегистрироваться с помощью:
Или как пользователь сайта yasok.ru: