Среда, 8/04/2015 - 16:54 2549

Удивительные миры Лидии Шульгиной

Творчество Лидии Шульгиной, замечательного художника и скульптора, к сожалению, пока мало известно публике. Некоторым людям знакомы ее иллюстрации к классическим детским книжкам, таким как «Ежик в тумане», «Алиса в Cтране чудес», «Винни-Пух». Помнят картинки, вспоминают, что раньше встречали их на страницах детгизовских томиков. А вот имя иллюстратора забыли. И уж тем более никогда не знали о ее живописных и скульптурных произведениях. Это грустно, потому что мастера такой силы встречаются крайне редко. Грустно, что произведения, которые просто обязаны быть увиденными, остаются в полупустых залах. И обидно, когда на них смотрят с равнодушием, потому что понять не могут, не пытаются даже как-то «обмыслить», а имя художника выглядит «каким-то неизвестным». Недавно в Дарвиновском музее открылась выставка Лидии Шульгиной «Кошко-Слоно-Осло-Бегемот», где представлены ее иллюстрации, живопись и скульптурные работы. И я, конечно же, приглашаю вас посетить эту экспозицию, дабы представлена она будет еще долго, примерно до середины мая.

Лидия Шульгина родилась в семье московских литераторов в 1957 году. Она рано увлеклась живописью, закончила художественную школу, а затем и Полиграфический институт по специальности «Художественное оформление книг». Уже ее дипломная работа – иллюстрации к «Алисе в Стране чудес» – была использована при издании сказки Кэрролла и получила высокие оценки специалистов и других художников. В дальнейшем книги с ее иллюстрациями печатались не только в СССР, но и в некоторых европейских странах, а также в Японии. В середине 80-ых годов она начинает заниматься живописью. В тот же период появляются и первые ее скульптуры и рельефы, созданные из обычных газетных листов. В 90-е она участвует в многочисленных выставках, некоторые ее иллюстрации и скульптуры удостаиваются значимых наград. Ее мастерство достигает удивительных высот. Но, к сожалению, этот период становится последним в ее творчестве. В 2000 году после тяжелой болезни Лидия Шульгина ушла из жизни.

Всего два небольших зала, а впечатление, как будто побывал в разных мирах. Проходишь из первого во второй и ощущаешь, что оказался даже не на другой выставке, а словно бы в другой вселенной, в пространстве иных чувств, иных масштабов и историй.

Иллюстрации Лидии Шульгиной к детским книжкам прорисованы очень тонко, точнейшими штришками. Цвета мягкие и светлые, детали аккуратные, а линии плавные – все полно доброты и словно укутано ощущением теплого сказочного уюта. И вместе с тем поражает психологичность. Персонажи словно сотканы из тончайших эмоциональных оттенков. Они живые, и у них есть целый собственный мир, который с осторожной любовью был создан Лидией Шульгиной.

Сама художница говорила об этом: «Мне не нравится, когда иллюстрации отводится скучная роль растолковывать текст. Поэтому всегда стараюсь нарисовать полную картину мира предлагаемого автором, в котором герои смогут жить самостоятельной жизнью, создавая новые ситуации». Она называла это «параллельной сказкой»...

При этом каждая серия иллюстраций имеют свою особую индивидуальность, свой дух и образ, предельно соответствующий рассказанной писателем истории. И вот ты бродишь среди этих работ, всматриваешься, раздумываешь, потом спрашиваешь себя наконец: «Как же это можно создать так верно, так одушевленно?» И отвечаешь сам себе: «Чтобы это получилось, кроме таланта и огромного труда, нужно еще глубокое чувство книги, глубокое ее понимание». И у Лидии Шульгиной все это было.

Живопись и скульптура – совсем иные и еще более неожиданные для широкой аудитории направления ее творчества. И человек, уже успевший проникнуться мягкостью и теплотой детства, будет сильно удивлен, когда обнаружит здесь произведения с библейскими сюжетами. И это не сухие религиозные полотна в бравурных золотых рамах, какие были свойственны академистам. Лидия Шульгина пишет не историю, проповедь или миф. Она рассказывает о нас с вами, о людях, о жизни. А героями ее выступают человеческие, близкие, понятные и в тоже время легендарные и сильные персонажи Священной истории.

Но как интерпретировать эту живопись? Ведь она ничего нам не разъясняет. Никаких деталей-компасов или устоявшихся символов здесь нет. Есть мазки, фигуры, чувства, есть огромная художественная мощь, которая сообразна сюжетике. И если всмотреться, вдуматься, вчувствоваться, то понять эту историю не так уж сложно. Она не прячется от нас за ворохом метафор. Наоборот, является, предстает, и нужно только быть достаточно внимательным.

Ключ разгадки в основных сюжетах – «Бедный Иов» с искаженным от боли лицом, Пьета, Исход, Вавилон и нетипичная трактовка Троицы, где одна из фигур держит на руках тело Христа, а позади на фоне светлого неба поднимается голгофский крест. Все сюжеты исполнены страданий, горя, но вместе с тем какой-то душевной силы и доброты. Жизнь трагична, и героям Шульгиной тяжело преодолевать испытания. И это никогда не изменится. Каждый из нас, каждое поколение, каждая личность, проходит те же страдания и горести, что и библейские персонажи. Однако картины не гнетут, не давят зрителя. Они говорят с ним, и от их мощи, честности и остроты возникает внутри необъяснимое большое и исцеляющее чувство.

Если холсты и доски напоминают более всего раннехристианское искусство, иногда даже ранние коптские иконы, что для двадцатого века совершенно необычно и ново, то скульптуры Лидии Шульгиной по-настоящему уникальны. Все они созданы из газет, очень тонко, чувственно, глубоко и захватывающе. Здесь сам материал является важным смысловым элементом. Библейская история соткана повседневностью. Каждая новостная строчка, каждое мимолетное событие и цепочка случайных заголовков – все это наша обыденная жизнь, которая неожиданно переносится скульптором в плоскость вечной трагедии, в пространство высокого и великого.

И вот я заканчиваю осмотр. Скульптурная Пьета, где по ногам Богоматери, как по грубым уступам Голгофы, бредут люди к кресту, зажатому между ее рук печальному и неотвратимому пророчеству. Наполненная божественным светом и тяжелым горем Троица. Все остается позади. Звучат торопливые радиопризывы. Музей закрывается. Сотрудницы торопливо гасят свет. И только я с блокнотом замер в опустевшем и стремительно темнеющем зале. Появилось чувство, ощущение странного одиночества этих холстов, досок, скульптур и иллюстраций. Они остаются в себе, остаются со всей заключенной в них силой совсем одни. И самое страшное и грустное в этом то, что на утро, когда музей снова начнет впускать посетителей, проникнуть в них, разделить сущность их толком никто и не попытается. Люди входят, бросают считанные секунды взглядов, уходят и не возвращаются. Что-то для них закрыто в этих потрясающих произведениях, словно какая-то мутная непроницаемая пелена застилает глаза. И ведь так и не открывается им искусство Лидии Шульгиной. Сами не зная, торопливо и разбросано уходя, они что-то теряют, какое-то очень важное чувство, какое-то необходимое осознание. А мне от этого немного грустно. И я начинаю спускаться по лестнице, но перед глазами и внутри все еще звучат картины. 


Сорин Брут
Все статьи автора Хочу стать автором
ХОТИТЕ СТАТЬ АВТОРОМ?
Отправьте нам свою статью
Стать автором

Календарь событий

12 ноября 2015
ReForum 2015

Энергия лидерства на ReForum «Winning The Hearts» 2015

Подробнее
23 августа 2015
«Галчонок» зовет дружить

23 августа 2015 года, в саду «Эрмитаж» пройдет единственный в России инклюзивный благотворительный семейный фестиваль «Галафест».

Подробнее
23 апреля 2015
Мастерская "Осознанность: смелость быть собой"

Чтобы найти свое любимое дело, надо сначала найти себя. Чтобы найти вторую половинку, надо сначала найти первую. Как и иностранный язык, себя можно изучать годами.

Подробнее
20 марта 2015
Константин Батынков. Proкосмос

Хороший художник сочиняет собственный космос

Подробнее
УЗНАВАЙ ПЕРВЫМ самое интересное
Подпишись на рассылку
Подписаться
Войдите на yasok.ru,
чтобы получать обновления
Вы можете войти с помощью:
Или как пользователь сайта yasok.ru:
Зарегистрируйтесь на yasok.ru,
чтобы получать обновления
Вы можете зарегистрироваться с помощью:
Или как пользователь сайта yasok.ru: