Понедельник, 7/12/2015 - 15:06 2096

Светлана Перотти: "Источник любви - внутри нас"

Московская художница Светлана Перотти — талантливая, сияющая, лучезарная. Ее персональные выставки в российской столице и крупных городах мира проходят с неизменным успехом. И она, и ее муж — итальянец Фредерико Перотти, входящий в десятку лучших ботанических художников мира, чьи работы есть в коллекции английской королевы, — всегда пребывают в прекрасном настроении. Смотришь на них, неизменно улыбающихся, и думаешь: до чего же позитивные люди! От них, словно волнами, расходится удивительно чистая и светлая энергия. И такая же энергия исходит от созданных ими картин.

 

— Моя бабушка по папиной линии Вера Шевцова была первой женой знаменитого русского художника Ильи Репина, — рассказывает Светлана. — Если судить по нашим семейным легендам, женщиной она была немного странной. Сажала в саду цветы, поливала их и тут же благополучно забывала. Так что спустя какое-то время, оказавшись возле новой клумбы, очень удивлялась: откуда взялись цветы? Еще обожала — и делала это часами — прыгать через скакалку. Но больше всего на свете она любила поспать. Могла уснуть во время оживленной беседы, за чаем... Это и увековечил Илья Ефимович в портрете жены «Отдых». Бабушкина сонливость, по словам папы, каким-то образом перешла ко мне в виде особого сновидческого дара. Именно во сне ко мне стали приходить разные образы и истории, которые я потом воплощала в своих картинах. Своего будущего мужа я увидела во сне, за несколько лет до знакомства с ним, в образе человека с цветами вместо волос и нарисовала его портрет. Теперь эта картина висит у нас в доме, как наш семейный талисман.

 

— Вы рано ощутили, что живопись — ваше призвание?

 — Сколько себя помню, я всегда хотела стать художником. Никогда не мыслила себя ни в какой другой профессии. Благодаря родителям, которые меня поддерживали, у меня не было сомнений в том, что живопись станет делом моей жизни. Мы росли в такое время, когда не думали о том, будет ли творчество приносить какой-то доход, престижна ли профессия художника, или нет. Было просто обожание живописи, постоянное вдохновение, радость от того, что творишь, в любую минуту, где бы это ни происходило.

 

 

— Расскажите о ваших учителях.

— Первый мой учитель с большой буквы, еще в художественной школе, которую я посещала с пятого класса, — Евгений Николаевич, к сожалению, не помню его фамилии. Преподаватель он был совершенно необыкновенный — заставлял нас много думать, мечтать, открывать в себе очень личные моменты. Впервые я начала понимать, что живопись — это не рассказ и не литература, а духовный путь. Мы много занимались тем, чтобы по-другому взглянуть на картину. Он нас учил не описывать картину, как это делалось в общеобразовательной школе, а распознавать, что картина — это окно в мир художника, внутрь себя. Мы с ним ходили на выставки, знакомились с иконами, с живописью разных периодов, особенно он любил русскую живопись. Потом я поступила в Училище памяти 1905 года, где нашим гуру был Николай Николаевич Меркушев, великий театральный художник и живописец. Сказать, что мы его обожали, — это ничего не сказать. Николай Николаевич менял наше сознание, заставлял нас задуматься о себе, о любви, о жизни, о смерти. Мы много говорили о смерти, и это явилось для меня откровением. Меня лично он во многом привел к вере в Бога. В театральной мастерской Суриковского института я попала к великолепным учителям живописи. Раиса Ивановна Лебедева, последовательница русской воздушной цветовой школы, заставила меня по-другому взглянуть на цвет. А руководителем мастерской был Михаил Михайлович Курилко, легенда русского театра и русского искусства, вице-президент Академии художеств. Удивительный человек, в свои 80 лет прекрасный, блестящий, умный собеседник, представитель старой русской интеллигенции. В него нельзя было не влюбиться. Он обладал колоссальными знаниями и умением просто говорить об очень сложных вещах. Человек с коммунистическим прошлым, который прошел войну, потерял руку, в то же время был глубоко верующим. Своей харизмой он погружал нас в совершенно другую реальность. Переступая порог института, мы оказывались в совершенно ином мире. Михаил Михайлович помог нам полюбить искусство в разных проявлениях и осознать, что главное для художника — творить и что творчество — это некое паломничество к самому себе и к миру.

 

— Вы получили академическое образование в Москве, а ваш муж Фредерико — в Италии. Что общего и в чем разница между русской и итальянской школой?

— Итальянская школа более прикладная, поскольку любая творческая мастерская не только занимается живописью, но и обязательно дает какую-то профессию. Такого понятия, как просто художник-живописец, в Италии нет. И это, наверное, хорошо, ведь в свое время многие выпускники Суриковского института впали в депрессию, потому что не могли найти работу, когда мир поменялся. Фредерико учился реставрации, декорированию интерьеров и архитектуре, то есть у него два образования. Эта прикладная школа, на которую мы все изначально смотрели свысока, дает художнику уверенность и некую социализацию, осознание себя как нужного человека, несущего какую-то идею людям. Когда я заканчивала институт, к художнику в России относились как к человеку без профессии. Сложился некий образ пьяницы, который сидит в своей мастерской в грязном свитере. В Италии же относятся к художнику как к полубогу, владеющему ремеслом, при этом он еще может создавать вещи, которые обычному человеку не под силу. Фредерико очень многому научился у меня с точки зрения академической школы. Он для себя открыл русское искусство, которое в Италии находилось за глухим занавесом. Там очень мало кто знает про Сурикова, Серова, Коровина, только специалисты. А что касается общих черт, то это классические основы: композиция, рисунок. Моему мужу тоже повезло с преподавателями, которые привили ему страсть к искусству, верность нашему делу, влюбленность в него и отношение к живописи как процессу, прежде всего, а не к результату. Вот это очень нас объединяет.

 

 

— Вы много раз были в Индии, удостоились аудиенции у Далай-ламы. Как это отразилось на вашем творчестве?

— Я тогда только искала свой стиль в искусстве, такое профессионально-наивное направление, и для Суриковского института это было смелым решением. Мы с моим профессором даже решили сделать два разных диплома. Конечно, у меня было много сомнений, по правильному ли пути я иду, несмотря на то что меня наградили премией, я получала стипендию Академии художеств и защита прошла на «отлично». Когда я показала Далай-ламе свои картины, он в них нашел то, что я сама для себя не могла сформулировать до конца, и показал мне, что это — духовный поиск, который важен, и прежде всего для меня самой. Это была очень сильная поддержка, окрыление и колоссальный толчок для того, чтобы еще больше любить своих персонажей, любить жизнь. Мне захотелось и дальше творить в этом направлении. Я поверила в себя.

 

— К какому направлению современной живописи вы себя причисляете?

— Сейчас в Италии это направление называется «инноченто». Одно время оно называлось наивным искусством, но дальше люди стали путать, думая, что наивное искусство создается людьми, которые никогда профессионально не занимались живописью. А популярность в последнее время приобретает направление, когда наивным искусством занимается профессионал с хорошим образованием. Всегда видно, что есть серьезная школа. Способ выражения, язык при этом имеет немного детскую форму для того, чтобы очистить эмоцию от всего наносного. Я пишу состояния, которые мы обычно проходим, перешагиваем: вот капля дождя упала на лицо, и нам хорошо, и мы дальше живем. Я выбрала для себя сказочный язык, наиболее подходящий, на мой взгляд, чтобы привлечь внимание человека, облечь это состояние в какую-то форму.

 

 

— Одна из ваших совместных с Фредерико выставок называлась «Ангелы, цветы и коровы». Почему вы их пишете?

— Корова для меня — это знаковое животное, которое в себя вбирает все. Это — символ земли. Она всех кормит, всех поит. Такое дающее существо, и при этом бесконечно умное, глубокое, медитативное. Не зря во многие эпохи она была символом женского начала, источником вдохновения, дарения и любви. Когда корова идет по холмам с колокольчиком, для меня это маленький ходячий храм, ощущение, что происходит некое таинство. Ангелы — существа, которые постоянно с нами, помогают нам, сущности другого порядка, без тела, но с внутренними духовными качествами. Я их очень люблю и всячески стараюсь материализовать. Всегда ощущаю их присутствие. Фредерико на этой выставке был представлен райским садом. Как он говорит, «если превратить мир в цветок, то это высшее счастье». Мы считаем, что в наших силах создать для себя тот мир, в котором тебе будет хорошо, наполнить его прекрасным звуком, прекрасным цветом, чудесными персонажами, прекрасными людьми. И этот твой мир, дом, пространство, космос и будет тем миром, в котором ты живешь.

 

— Как вы ощущаете себя в современной жизни? Не трудно ли вам?

— Нет, не трудно. Я не нахожусь в конфликте с окружающим миром, потому что наш мир — это палитра, из которой можно взять нужные краски и звуки и создать свое пространство. Это не значит, что я закрываюсь от социума, просто мой социум прекрасно вписывается в тот мир, который существует. Безусловно, невозможно избежать острых углов, но я не ощущаю такие столкновения болезненно.

 

 

— Вашей любви хватает на всех: и на свою семью, где растут двое детей, и на многочисленных учеников. Как раскрыть в себе источник любви?

— Наверное, основа всего — вера в Бога. Этот внутренний свет, который ты получаешь в моменты откровения, в молитве, в творчестве, не всегда получается удерживать в себе. Когда я путешествовала в Гималаях, это было легко, потому что ты все время находишься в этом свете и готов всем дарить любовь. А при возвращении в более жесткий социум это становится послушанием, которое нужно выполнить. Сначала это просто задача, но постепенно она превращается в колоссальное удовольствие. Ты получаешь от этого силу, любя всех вокруг, и даже тех, кто тебя когда-то обидел. Надо стараться и в этой ситуации воспринимать человека, возможно даже предавшего тебя, как своего учителя и посылать ему эти импульсы, эти лучики. Источник любви — он внутри нас, и он у всех периодически открывается. Важно его не терять.

 

9 декабря открывается выставка Светланы Перотти в Школе живописи Перотти

 

 


Елена Ерофеева-Литвинская
Писатель, поэт, журналист, член Союза писателей России и Союза писателей ХХI века
Все статьи автора Хочу стать автором
ХОТИТЕ СТАТЬ АВТОРОМ?
Отправьте нам свою статью
Стать автором

Календарь событий

12 ноября 2015
ReForum 2015

Энергия лидерства на ReForum «Winning The Hearts» 2015

Подробнее
23 августа 2015
«Галчонок» зовет дружить

23 августа 2015 года, в саду «Эрмитаж» пройдет единственный в России инклюзивный благотворительный семейный фестиваль «Галафест».

Подробнее
23 апреля 2015
Мастерская "Осознанность: смелость быть собой"

Чтобы найти свое любимое дело, надо сначала найти себя. Чтобы найти вторую половинку, надо сначала найти первую. Как и иностранный язык, себя можно изучать годами.

Подробнее
20 марта 2015
Константин Батынков. Proкосмос

Хороший художник сочиняет собственный космос

Подробнее
УЗНАВАЙ ПЕРВЫМ самое интересное
Подпишись на рассылку
Подписаться
Войдите на yasok.ru,
чтобы получать обновления
Вы можете войти с помощью:
Или как пользователь сайта yasok.ru:
Зарегистрируйтесь на yasok.ru,
чтобы получать обновления
Вы можете зарегистрироваться с помощью:
Или как пользователь сайта yasok.ru: